Страницы истории Сестрорецка

Введение


Прошло 288 лет с того дня, когда царь Пётр Алексеевич водрузил свой штандарт на берегу реки Сестры. Природная красота этих мест произвела на него такое впечатление, что он приказал построить здесь свой летний дворец, а вокруг него разбить дубовый парк, в создании которого сам принял непосредственное участие. С тех самых пор и бе-рёт своё начало история нашего замечательного города. Примерно до середины XIX века он имел оборонное значение, затем Сестрорецк и его окрестности начали развиваться как северный курорт России, поль-зующийся огромной популярностью.

Сестроретчанам есть чем гордить-ся и есть что показать. Об успехах и достижениях нашего города, о пер-спективах его развития, о культурных ценностях и истории можно уз-нать из журнала «Курортный берег», книга В.В.Беликова «Северный Курорт России (Тайны озера Разлив)». Большой материал о Сестрорец-ком Курорте я собрал в музее санатория. Здесь в газете «Петербургский листок» за 1900г. я прочитал статью журналиста В.А. Шуф, который так же печатался в газете «Новое время» под псевдонимами: Борей, Ак-вилон, Зефир, Доремисоль о создании Сестрорецкого Курорта, его ос-нователе. В этой работе я остановлюсь на некоторых достопримеча-тельностях Сестрорецка и его окресностях. Сестрорецк богат своим славным прошлым, живёт и развивается в бурном настоящем, и его непременно ждёт прекрасное будущее.


Страницы истории Сестрорецка


Парк «Дубки»
20 сентября 1714 года Пётр I побывал на реке Сестре. Этот год и стал датой рождения города Сестрорецка. Царь посмотрел в подзорную тру-бу и скомандовал двигаться в направление мыса, южнее которого про-сматривалась долина реки Сестры, выше по течению которой на берегу располагалась шведская деревушка Систербек. Одиннадцать лет назад Его царское величество разгромил здесь армию шведского генерала Крониорта. Как ни оборонялся генерал, как из пушек не палил, а была армия разбита, многих шведов побили, а сам Крониорт с оставшимися в живых ретировался к Выборгу.

В деревушке расквартировали солдат. Через три года, в 1706 году на мысе на берегу Финского залива нача-лось строительство гавани. Вот к этому мысу Пётр и повёл свой ко-рабль. Парусник достиг мыса и стал в гавани. Не только красота берега привлекла будущего императора. Пётр знал и владел многими ремёсла-ми, в том числе и кораблестроением. Как корабел он знал, какое значе-ние имеет для постройки парусного корабля дуб. Древесина дуба ис-пользовалась для сооружения основы корабля – киля, форштевня, ахтерштевня и шпангоутов, а также для обшивки донной части и отделки. Дуб прочен, менее других деревьев поддаётся гниению.

Для строительства кораблей дуб доставляли на Адмиралтейскую верфь в Петербурге из средней полосы России. В подзорную трубу кроме замечательных прямых как стрела сосен, использовавшихся в кораблестроении для из-готовления матч, Пётр увидел дубы. Были дубы по берегу Финского залива и в других местах, но южнее и в силу своей малочисленности в кораблестроении почти не использовались. Но чтобы здесь, севернее Кронштадта? Вот эти-то дубы на мысе у реки Сестры и привлекли вни-мание царя-корабела. Высадились на берег. В глубине мыса на возвы-шенности действительно обнаружили небольшую дубовую рощицу, для корабельных дел явно непригодную.

Однако место было красивым и привлекательным. Уже был Петергоф – на южном берегу залива. Пётр самолично начертил план канала будущего Большого каскада с гава-нью, вереницей фонтанов и дворцом, чтобы не стыдно было принимать гостей из-за границы. Лучшего места для царской усадьбы, чем этот мыс Дубовский, было не придумать. Царь Пётр приказал построить на берегах залива летний дворец. Царскую усадьбу начали строить в 1719 году с возведения дворца. На голландский манер у дворца был разбит парк-сад. На строительство усадьбы работало много солдат и припис-ных государевых крестьян, которыми при непосредственном участии царя посажено 2000 молодых дубков, которые должны были символи-зировать мощь российского флота. Его царское величество собственно-ручно посадил 200 дубков.

С тех пор на дореволюционных картах и планах Сестрорецка на Дубовском мысе было начертано: «Дубовая ро-ща, насаждённая императором Петром I». Сейчас здесь расположен Парк культуры и отдыха «Дубки». К созданию проекта дворца и его строительству Пётр привлёк единственного в России архитектора – голландца, молодого ещё Стефана ван Звитена. Строительство новой резиденции на совершенно плоском, в отличие от Петергофа, берегу давало Пётру I и повод, и возможность воплотить в ансамбле ещё не до конца реализованную тягу к голландской архитектуре и вообще к гол-ландскому стилю жизни. Свежая голландская кровь должна была влиться в жилы нового северного проекта, чтобы Пётр смог получить своё «новое удовольствие» – свой новый, Сестрорецкий Монплезир.

И действительно, петергофский и сестрорецкий «монплезиры» во многом сходны, фасад, обращённый к морю, большой ассамблейный зал в средней части здания (только в Дубках залов было два, друг над дру-гом, и площадь каждого из них – около 170 кв. м. – была в полтора раза больше) с двумя каминами на середине длинных, боковых стен. Гале-реи, протянувшиеся вдоль берега, оканчивались по концам павильона-ми. Только в Дубках галереи были открытыми, незастекленными.

В Дубковском дворце было более тридцати комнат разной величины и соответственно разного назначения, комнаты сообщались между со-бой, будучи «нанизаны» на две анфиладные оси. Все комнаты отапли-вались печами, каминами или их сочетаниями. Огромная печь была в поварне, расположенной рядом с ассамблейным залом. Большие окна глядели на залив и в сад. Окна первого этажа были особенными: их верхняя часть была откидной, так делали в Голландии. Дворец строился спешно и к лету 1724 года был представлен Петру для принятия. Госу-дарь был рад этому детищу русских и иностранных мастеров и высоко оценил их труд и мастерство. Руководил строительством капитан И. Алмазов. Это было первое каменное здание, построенное здесь, в бу-дущем Сестрорецке.

Дворец был построен из добротного кирпича ме-стного производства. Благородных пропорций здание, трёхэтажное, со стройной башенкой посередине – прекрасный дворец победителя в Се-верной войне, отца Отечества, императора Всероссийского, Петра Ве-ликого. Но дворец простоял недолго. Ведь уже через пять месяцев по-сле «презентации» не стало Петра I, а в мае 1727 года умерла и Екате-рина, проявлявшая большую заботу о дубковской усадьбе. Опустевший дворец был предан забвению и морским волнам; через несколько деся-тилетий (1781г.) то, что от него осталось, было разобрано на кирпич. Кирпич от разобранного дворца пошёл на строительство церкви во имя святых апостолов Петра и Павла. Печальной была и судьба архитекто-ра, так порадовавшего Петра I своим творением. С воцарением нового императора и переносом столицы в Москву сократилось строительство в Петербурге, и почти все иностранные мастера были уволены и от-правлены на родину. Судьба Стефана ван Зитена после его увольнения в 1727г. неизвестна.

Но мы запомним его имя и будем благодарны ему за то, что он, как умел, украшал нашу землю. И судя по всему, был любим Петром I. Канул в безвестности бедный творец. Он не откликнется, как не звоните. Но не забудется дивный дворец, что в Сестрорецке построил ван Звитен.

Оружейный (инструментальный) завод

В 1714 году во время поездки на остров Котлин, Петр обратил внима-ние на живописные места по берегам реки Сестры. Однако не только красота этих мест привлекла Петра. Могучие, не тронутые человече-ской рукой леса по берегам Сестры-реки были богатейшим строитель-ным и топливным материалом и, что самое главное, построив плотину на Сестре-реке, можно было использовать ее энергию. Очевидно, еще тогда зародилась у Петра мысль построить здесь, недалеко от новой столицы, оружейный завод, который должен был стать одним из круп-нейших в России. Он-то и положил начало нынешнему Сестрорецку.

Сохранились точные исторические факты, что 16 июня 1721 года на берегах реки Сестры было начато строительство "ружейных и прочих мануфактур". Именно с этого дня и начинается отсчет славным делам сестрорецких оружейников, а затем, спустя два века, инструменталь-щиков.

В 1720 году Петр I направил на принадлежащие ему Олонецкие заво-ды (ныне Петрозаводск) указ, адресованный известному тогда в России инженеру Виллиму Осиповичу Геннину, что он, Геннин, назначается начальником строительства Сестрорецкого оружейного завода. Работы должны были начаться в январе 1721 года, но оснастку и железо Геннин сумел отправить водным путем только к июню.

27 января 1724 года, при большом скоплении народа, состоялось от-крытие оружейного завода. На торжество прибыл Петр I. Он принял доклад от начальника строительства, полковника Матвея Вырубова, сменившего В. Геннина. После этого Петр открыл заводские ворота и впустил первых "работных людей" - мастеровых из олонецких заводов, зашел в кузницу, раздул мех, отковал пруток железа и удовлетворенно сказал: «Завод, считаю, к работе готов. Давайте делать оружие!»

Поначалу сестроречане изготавливали порох и малокалиберные пуш-ки из собственного металла, По свидетельству тех лет, сестрорецкая руда была очень добротная. Местом первых разработок служила Ржавая Канава, где действовали две домницы, дававшие до 12 тысяч пудов ме-талла в год. Затем были построены более мощные, Чернореченско-Дубинские плавильные заводы, которые в течение полувека обеспечи-вали оружейников металлом. Однако, несмотря на высокое качество местной руды, заводы все же полностью не обеспечивали потребности оружейников. Кроме того, разработки, а дибунских болотах были весь-ма дорогостоящими. Доставка металла со стороны обходилась государ-ству дешевле. И заводы были закрыты.

Мастера оружейных дел

С историей Сестрорецкого оружейного завода связана эволюция произ-водства нескольких поколений огнестрельного оружия; кремневого, капсюльного, нарезного и автоматического. На заводе в разные годы изготовлялись мушкеты и фузеи, пистолеты и винтовки, берданки и ка-рабины. Выпускали сестроречане и различные виды холодного оружия.

Мастерство сестрорецких умельцев получило признание не только в России, но и за ее пределами. С середины XIX века оружие сестроречан демонстрировалось на всероссийских выставках, а также и на всемир-ных - в Париже, Вене, Филадельфии - и постоянно получало высокую оценку. Так, продукция сестрорецкого производства на выставке в Па-риже в 1900 году была удостоена высшей награды - диплома "Гран-при". Там же были награждены дипломами и мастеровые-сестроречане, среди них Е. Шилов, Н. Фирфаров и другие.

Широкую известность сестрорецким оружейникам принесла знаме-нитая трехлинейная винтовка, сконструированная в 1891 году С. И, Мосиным. Она более чем полстолетия не снималась с вооружения. В своих воспоминаниях Маршал Советского Союза Г. К. Жуков с благо-дарностью отзывался о Мосине и его изобретении. Славными продол-жателями дел выдающегося конструктора были В. Г. Федоров, В. А. Дегтярев и Ф. В. Токарев. Каждый из них не менее десяти лет работал на заводе и создавал новое, в частности, автоматическое оружие. В. Г. Федоров сконструировал автоматическую винтовку и автомат-карабин, изготовление первых образцов было начато на заводе. Испытания про-водились в 1905-1906 годах, а окончательные - в 1911 году. Но новое стрелковое оружие не было по достоинству оценено царским прави-тельством и не поступило в массовое производство.

Такая же судьба выпала и на долю изобретения других талантливых конструкторов, ра-ботавших на заводе - В. А. Дегтярева, Ф. В. Токарева, глазного механи-ка Н, П. Коновалова, мастера Я, У. Рощепея, также создавших свои сис-темы автоматического оружия. Лишь при Советской власти их идеи были воплощены в жизнь. После Октябрьской революции плодотворно трудились Федоров, Дегтярев и Токарев. Их автоматические системы оружия сыграли исключительно важную роль на фронте гражданской и Великой Отечественной войн. Все они впоследствии стали академика-ми, Героями Социалистического Труда.

Сестрорецкие мастеровые прославились не только как искусные оружейники. Они не раз выполняли заказы самых различных ведомств по изготовлению декоративных и других изделий из металла. Руками заводских умельцев сделана, серебряная рака на гробнице Александра Невского. Сейчас она хранится в Эрмитаже. Создавалась она на заводе с 1747 по 1757 год и выделывалась из чистого серебра. Чеканили ору-жейники и медные монеты достоинством от четверти до пяти копеек. Интересна история выпуска медного сестрорецкого рубля весом в один килограмм. Таких денег выпущено на сумму более 8 миллионов рублей. А их появление было вызвано тем, что государственная казна при Ека-терине задолжала артиллеристам около 2 миллионов рублей. Тогда и решили пустить в дело трофейные шведские пушки, захваченные еще Петром. Казне изготовление этих денег обошлось дешево, и она сполна рассчиталась с армией.

По просьбе М. В. Ломоносова сестроречане восстановили громадный глобус, обгоревший при пожаре в Академии наук. Он был подарен Пет-ру I в Германии в 1713 году. Сейчас этот экспонат находится в музее М. В. Ломоносова в Ленинграде.

В городе Пушкине в Екатерининском парке можно видеть ворота, а в Пушкинском парке - чугунный мост, изготовленный сестроречанами. Ими же сделаны балюстрады по обеим сторонам канала Грибоедова и многое другое.

Старейший в России Курорт


Открытие Курорта и его основатель.
Культурный Петербург мог создать свой курорт на севере, комфорта-бельный, изысканный, устроенный по образцу европейских курортов и бадеортов. У нас нет пальм, кипарисов, но зато есть хвойные леса с их здоровым, смолистым запахом сосен. Мы живём на болоте, но вдоль нашего залива, тянется полоса жёлтых, сухих песков, где не может быть болотистой сырости. Наконец мы имеем свои морские купанья с водой, правда не слишком солёной, но всё же здоровой и полезной.

Ещё Пётр I по достоинству оценил прекрасный чистый воздух Сест-рорецка, мягкий морской климат. Он часто проводил здесь свой досуг и говорил, что хорошо бы в этих местах построить курорт наподобие ев-ропейских. Но лишь в 1896 году по инициативе одного из руководите-лей акционерного общества Приморской Санкт-Петербургской желез-ной дороги Петра Александровича Авенариуса началась подготовка к созданию под Сестрорецком бальнеологического курорта.

П.А. Авенариус родился в Петербурге 1843 года. Он был одиннадца-тым ребёнком в семье. Отец был врачом. Авенариус любил северную природу, наши сосны, своё родное, русское. П.А. Авенариус: «Люди у нас делятся на три категории. Одни ничего не делают, другие делают кое-что и кое-как, третьи делают много, хорошо и главное смело.» Авенариус принадлежал к последним.

В царствование Николая II, 9 июля (по старому стилю) 1898 года специальным постановлением кабинета Министров для строительства Курорта был выделен участок земли в окрестностях Сестрорецка на живописном берегу Финского залива. Сначала была построена желез-ная дорога, затем было дано 2 года на строительство Сестрорецкого ку-рорта. От оплаты на землю курорт был освобождён, была дана долго-срочная аренда пользования на 60 лет. Площадь участка составляла 54 десятины (примерно 55 гектаров). Замечательный природный парк ме-жду Финским заливом и рекой Сестрой, морской пляж из мелкого золо-тистого песка, величественные дюны со стройными корабельными со-снами – всё это стало прекрасной основой для будущего Курорта.

Этот уголок, с его сосновым лесом, представляющий естественный парк, был закрыт от северных и восточных ветров. Предстояло, однако, культиви-ровать его, устроить курзал, пансион, водолечебницу, придать живо-писный вид берегам и парку. Идеальный курорт должен был возник-нуть при помощи науки и искусства. Вспомним, как «волшебник злоб-ный Черномор» среди угрюмых снежных равнин построил сказочный дворец с чудными садами Армиды. Нечто подобное сделало на севере искусство, хотя волшебников заменили инженеры и врачи. Явились красивые здания, засияло электричество, разбиты газоны и клумбы, эффектные эспланады на морском берегу. Наука сделала ещё больше, прорыв артезианский колодец, который с глубины в 60 сажень (120м) доставил прекрасную воду для ванн и питья.

Весь курорт был в волнении по этому торжественному случаю. Забил артезианский колодец новорожденное детище П.А. Авенариуса и профессора горного инсти-тута Войслава. Фонтан бьёт! Рискованные работы благополучно закончены! Спешно приехал профессор Войслав из Петербурга. Почтенный учёный всё-таки был в некотором недоумении. По всем указаниям гор-ной науки вода в колодце должна была получиться минеральной, и вдруг забил «живой ключ» чистой, пресной воды, столь необходимой для курорта.

Эту воду подвергли испытанию ляписом, но она не дала никаких осадков, эту воду все пробовали, пили, торжественно подавали в хрустальных кувшинах за обедом. О воде только и было разговоров, как в африканской пустыне. Её дегустировали, брали на кончике языка, точно самое редкое вино. Вода ключом била через трубы, глубоко ухо-дящая в землю. Все радовались чистой питьевой воде. Но мечтой Аве-нариуса – иметь свою минеральную воду и лечебные грязи, так как их приходилось везти из-за границы, лечебные грязи везли с Мёртвого мо-ря (из Аренсбурга, Франценсбурга и даже из Италии).

Ровно через пол-года профессор Войслав повторно бурит скважину, но уже на глубину 140м и находит источник минеральной воды. Слава о Сестрорецком Курорте быстро разнеслась далеко за пределы России, и в 1907г. Ку-рорт был удостоен высшей награды – «Гран-При» – на всемирной баль-неологической выставке в Бельгии и официально признан одним из лучших в мире.

Лечебная вода Сестрорецкого Курорта с успехом применяется при лечении многих заболеваний. Она поступает из водоносного Гдовского горизонта, залегающего в нижнекембрийских геологических отложени-ях, и поэтому получила название «кембрийской». По своему химиче-скому составу она является хлоридно-натриевой. Кроме него в воде со-держатся бромистый и хлористый магний, гидрокарбонат кальция и магния и ряд очень ценных для человека микроэлементов: кремний, марганец, хром, никель, серебро, а также некоторое кол-во радона. Ми-нерализация воды -1,12 г/л, она слабощелочная, температура +10,8ºC на выходе из скважины.

Сестрорецкие лечебные грязи (гиттевые глины) уникальны по своим свойствам, содержат ряд ценных микроэлементов: марганец, цинк, медь, кобальт. По сравнению с грязью Мёртвого моря, активированные сестрорецкие гиттии имеют меньшую минерализацию и, следовательно, не столь интенсивно сушат и раздражают чувствительную кожу.

Гордость Сестрорецкого Курорта – Курзал

Гордостью Сестрорецкого Курорта был Курзал, построенный на бе-регу моря. Курзала, подобного Сестрорецкому, не имел ни один из рус-ских Курортов. Это в своём роде чудо роскоши и архитектуры. Главное строение Курзала представляло собой грандиозное деревянное соору-жение, состоящее из трёх больших, соединённых между собой зданий. В центральном здании размещался большой, на 1500 мест, концертный зал, по акустическим характеристикам не уступавший лучшим в Европе.

Концертный зал был построен из сортов корабельной сосны, даже стулья были деревянные, отсюда было необыкновенное звучание. По-толки всюду были разрисованы шведским художником Вагнером мине-ральными красками. Это был –целый ряд красивых по тону арабесков. Высота концертного зала была 7 сажень (14,3м), длина 15 (30м) и ши-рина 10 (20м). Архитектура зала и всего здания составлена была по проектам зодчих Леви и Фурмана. Вся зала окрашена в красный пале-вый тон. Ничего резкого, бьющего в глаза. Впереди была огромная ни-ша – эстрада для оркестра. Ряд зеркальных и с узорчатыми стёклами дверей выводил из залы. На верху два ряда лож, справа и слева, и ещё выше – хоры. Ложи с отдельными комнатами зала меблирована изящ-ной венской мебелью. Освещена тремя громадными электрическими люстрами. Резьба и отделка стен – деревянная, очень красивой работы. Наверху, под крышей, скрещивалась целая система деревянных дуг и арок, клинообразных скреплений, поддерживающих потолок залы. Это шедевр зодчества!

В концертном зале внизу находился струнный оркестр в 60 человек под управлением капельмейстера г. Шелара. Вячеслав Иванович Сук – дирижёр Большого Московского театра в 1904г. Приезжает в Курорт на летний сезон и выдвигает Авенариусу, что сам подберёт трупу и оста-ётся дирижировать здесь оркестром на 10 лет. В этом зале неоднократ-но выступал Фёдор Иванович Шаляпин, а он, как известно, предпочи-тал петь только в хороших залах и оперных студиях. Любил Фёдор Иванович эти места. Частенько здесь отдыхал. Прогуливался по аллеям, сиживал в беседке, которая до сих пор стоит там, где она и стояла в на-чале века. В целом, Курзал представлял собой комплекс сооружений. Центральное строение – с концертным залом, казино, гостиницей, рес-тораном, библиотекой, салон для дам, отдельные фойе. Внизу Курзала находился винный подвал, с двумя отделениями для бочек и бутылок, ледник для пива. Целый ледяной грот. Ледяные плиты вдоль стен и на полу. Между ними полки для бутылок, которые не будут стоять прямо на льду.

В нижнем этаже здания помещались магазин минеральных вод, фруктовая лавка и парикмахерская. Под кирпичными сводами помеща-лась громадная кухня. Кухонная плита, выписанная из Парижа, имела 7 метров длины, за ней работали 20 поваров и несколько десятков их по-мощников. Фасад Курзала с его шпилями, куполами, фронтом и полу-круглыми окнами был очень красив. Кругом зелёные сосны парка. Пе-ред Курзалом была широкая гранитная эспланада с гранитной лестни-цей. Эспланада спускалась к морю в два уступа. Гранит времён импе-ратрицы Екатерины II был добыт из моря, где его много потонуло при постройке Невской набережной, когда его подвозили на судах. От цен-трального здания вдоль пляжа на добрую сотню метров тянулась кры-тая галерея, сплошь застеклённая, с буфетами, скамейками, цветами и пальмами внутри. Эта галерея укрывала отдыхающих зимой и в непо-году. Все окна и двери центральных зданий Курзала, обращённые к мо-рю, выходили на обширную террасу, выложенную гранитными плитами.

Море близ Курорта почти открытое прямая линия на Стокгольм. Кронштадт остается позади и смутно виднеется на горизонте. Вид на море здесь очень красивый. Налево полоса, где находится историческая дубовая роща, посаженная Петром Великим. Правая – гавань с приста-нью. От этой пристани отходили прогулочные катера и яхты, развозив-шие по морю отдыхающую публику. Специально для концертов ходили экстренные поезда. Объявления о концертах печатались в газетах.

Ближе к морю стоял памятник тому, благодаря которому здесь воз-ник Сестрорецк – царю плотнику, корабелу, основателю российского флота, новой столицы России и Северной Пальмиры – императору Пет-ру I.

Великий строитель был прекрасным примером и образцом для всех. Мы, петербуржцы, до сих пор учимся у Петра Великого. Очень жаль, что нам не довелось увидеть эту красоту наяву. Во время Великой Оте-чественной войны Курзал оказался в зоне интенсивных военных дейст-вий и был разрушен, восстановлению не подлежало и остался навечно в фотографиях и воспоминаниях.

О Сестрорецке можно рассказывать очень много. Здесь жил и писал свои замечательные рассказы Михаил Михайлович Зощенко. Сегодня в Сестрорецке работает библиотека имени писателя, на могиле установлен памятник. Здесь на поле заводского стадиона был дан старт в большой спорт Всеволоду Боброву. Сестрорецк – вторая Родина Всеволода Боброва. Заслуженный мастер спорта (1948г.), заслуженный тренер СССР (1967г.), он был единственным в мире капитаном сборных страны по футболу и хоккею. В Сестрорецке в 2002г. Был открыт памятник «Памяти кудесника меча и шайбы».

История «Сестрорецкого Курорта» началась с того, что на территории санатория «Дюны», на берегу Финского залива нашли плиту, на которой было высечено: «Преобразователю глухой местности в Сестрорецком Курорте. Основателю храма П.А. Авенариусу.»

В музее находится картина Шишкина «Сосны», которая писалась в Курорте и была привезена из Серпуховского музея. В Курорте отдыхал М. Горький, здесь он написал «Дачники» и с сожалением высказывался, что электричество выключают в 11 с половиной часов.

Современный Сестрорецк – благоустроенный город с 50 – тысячным населением. Возникнув в начале XVIII века, как рабочий посёлок при оружейном заводе, Сестрорецк в конце XIX столетия обрёл свой второй профиль – курортный. Само название района определяет его назначение – курорт. Исторически сложившаяся курортно-оздоровительная на-правленность района делает его привлекательным как для массового кратковременного отдыха петербуржцев, так и для длительного отдыха, лечения и туризма жителей всех регионов Страны и зарубежья.

Трещёв Владимир 2002 год


На сайте функционирует система коррекции ошибок. Выделите ошибку и жмите Ctrl+Enter.
Комментарии: