За раненного на вызове полицейского платит семья

За раненного на вызове полицейского платит семья


Лейтенант полиции Хамерзаев получил пулю в голову полгода назад - на работе, при исполнении. С тех пор он прикован к постели. Операцию оплатило МВД. За дальнейшее лечение платит семья.

Вопрос о миллионе рублей на лечение раненого оперативника петербургского главка решается на уровне МВД. Оперуполномоченный Ислам Хамерзаев выжил после ранения, от которого обычно погибают. Для восстановления необходимо дорогостоящее лечение, но недосказанность закона не позволяет оплатить необходимые процедуры из бюджета.

Начало — нехорошая история на День уголовного розыска 5 октября 2015 года. В лобби отеля «Ламсдорф» на Гороховой трое оперативников из розыска Центрального и Адмиралтейского районов подрались с отдыхавшими за соседним столиком мужчинами, которых политкорректно называют бизнесменами. Кто был менее прав в ситуации, разбирается следствие, а почему лихие опера не победили в рукопашной схватке — вопрос не процессуальный. Точно вел себя достойно в непростой ситуации лейтенант полиции Ислам Хамерзаев из «этнического» отдела управления уголовного розыска. Он в тот вечер был трезв, прибыл в «Ламсдорф» по вызову и делал то, что должен был делать. Пока Хамерзаев пытался прекратить драку, один из нападавших выстрелил ему в затылок из травматического пистолета.

Скорая помощь отвезла раненого оперативника в Мариинскую больницу, где ему провели первичную хирургическую обработку, декомпрессионную трепанацию черепа и удалили костные отломки. На следующий день находящийся в коме Хамерзаев был переведен в клинику нейрохирургии Военно-медицинской академии. Врачи сделали почти невозможное, и после ряда хирургических операций, в числе которых — две трепанации черепа, наступил намек на улучшение. После двух месяцев пребывания в палате реанимации Ислам был выписан из ВМА на реабилитацию.

Высококвалифицированная и высокотехнологичная медицинская помощь стоит дорого. Для сотрудника полиции, тем более пострадавшего на службе, она по закону должна быть бесплатной. Так и было до момента выписки из ВМА, счета за медицинские услуги поступали в ГУ МВД по Петербургу и Ленинградской области. Проблемы начались, когда Хамерзаева перевели в сестрорецкую больницу. Никакой самодеятельности — строго по медицинским показаниям. Цитата из эпикриза: «Пациент выписан для дальнейшего восстановительного лечения в городской больнице № 40 г. Сестрорецка».

Четыре месяца в сестрорецкой больнице за лечение офицера полиции платит семья. Асет, сестра Ислама Хамерзаева, приехала ухаживать за братом из Грозного: «После такого ранения, как у брата, умирают девять из десяти. Он выжил, спасибо врачам из ВМА. Я узнавала, где он может пройти реабилитацию, где его могут поставить на ноги. Как я узнала, в Сестрорецке это делают гораздо успешнее, чем в госпитале МВД» .

В отличие от госпиталя, у больницы № 40 договора с главком нет. Постановление правительства России № 1232 от 2011 года, регулирующее порядок оказания медицинской помощи сотрудникам МВД, загнало Хамерзаева в ловушку. Согласно постановлению, «расходы на оказание медицинской помощи сотрудникам возмещаются медицинским организациям территориальным органом Министерства внутренних дел Российской Федерации... в соответствии с договором, заключенным между органом и медицинской организацией». Исключение, в случае которого договор не обязателен, одно – оказание медицинской помощи по экстренным медицинским показаниям.

В сестрорецкой больнице Ислам Хамерзаев восстанавливался четыре месяца. После чего сестра увезла его в Грозный — больному нужно тепло и свежий воздух. Плата за четыре месяца восстановительного лечения, включая необходимые процедуры и лекарства,и исключая гигиенические и санитарные услуги, составила примерно один миллион рублей. Сумма для семьи неподъемная. В мае ему предстоит очередная операция в Петербурге, а затем ещё не менее года активного восстановительного лечения.

Асет отправляют по кругу: «В ГУ МВД мне говорят, что нужно получить справку в ВМА о том, что госпиталь МВД не может предоставить необходимого лечения, а может только сестрорецкая больница. Когда прихожу в ВМА, там мне отвечают, что об отсутствии возможности проведения определенных процедур в госпитале должно заявить само МВД, и уже тогда академия напишет свою справку. Я не понимаю: брат, действующий полицейский, ранен преступником. Почему его не должны лечить за счет государства?»

Ситуацию Асет Хамерзаева описала в своём обращении на имя председателя общественного совета при МВД России Анатолия Кучерены. Кто-то позвонил, представился членом инспекции при общественном совете при министерстве, задал вопросы. Больше никто не звонил: «Никто к Исламу в больницу не пришел. Ни один начальник. Друзья, коллеги помогали, конечно, но много ли они могут. Больше раненый офицер никому не интересен».

«Фонтанка» поинтересовалась, что думают о ситуации в ГУ МВД. Там взяли тайм-аут и попросили письменный запрос. Таковой отправлен.
Денис Коротков fontanka.ru    


На сайте функционирует система коррекции ошибок. Выделите ошибку и жмите Ctrl+Enter.
Новости партнеров:
Loading...



Обсуждение темы: За раненного на вызове полицейского платит семья
Чтобы написать комментарий, используйте один из своих аккаунтов соц.сетей - это займет буквально 10 сек.
Информация
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь!
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться или войти на сайт через социальные сеть.